Домовенок из мешковины, капрона и катушек Мастер класс


след фото домового

2017-10-21 19:31 14 октября 2017 г 14 октября особый день для большой академической семьи Сегодня Названия и этногруппы Самоназвания veps , beps , vepsl i ed, bepsaa ed, l dinikad До 1917 года вепсы




Я по натуре философ. Всю жизнь пытался познать самого себя, найти себя. И, наконец, нашел. Теперь не знаю как отделаться от этого мудака!


Скромность - вид гордости, который меньше всего раздражает окружающих.






13. ПЕСНЯ ЧЕРЕПАХИ ТОРТИЛЫ (на мелодию песни «В нашу гавань заходили корабли») На самом дне заросшего пруда Лежу я, ничего не замечая. Проходят день за днем мои года, И сколько лет мне, я уже не знаю. А где-то рядом носятся мальки, И квакают зеленые лягушки. Тревожат иногда озорники Спокойный сон заслуженной старушки. Эх, кабы сбросить парочку веков, Я б их отсюда быстро шуганула. Ведь я ж была грозою для мальков, Проворною и хищной, как акула. Свирепая владычица морей Бросалась сходу в бой, не зная страха. И пряталась вся рыба меж камней, Лишь только появлялась черепаха. Да, я была когда-то молодой И гордо океаны бороздила. Теперь лежу под мутною водой - Почтенная и мудрая Тортила. Меня замучил старческий склероз, Я начисто забыла, к сожаленью, Кто ключик золотой сюда принес И отдал мне его на сохраненье. А вот недавно деревянный лох С моста свалился прямо в нашу тину, Устроил здесь большой переполох, Кричал, что он - какой-то Буратино. Всю воду взбаламутил, дуралей, Подныривал, барахтался, купался. Я ключик отдала ему скорей, Лишь только бы отсюда он убрался. Теперь опять спокоен старый пруд, И ряска на поверхности застыла. Дороже злата ценит свой уют Почтенная и мудрая Тортила.


Армейская история из жизни «Дикой дивизии». В продолжение от 10 января. Не знаю как где, а у нас на узле связи острую зубную боль лечили следующим садистским, но безотказным способом. Поначалу, когда боль еще можно терпеть, бедный боец, знакомый с нижеописанным методом только из уст товарищей и слабо в него верящий, всячески старается избежать экзекуции. Но зубная боль есть зубная боль и вариантов спасения от нее не так уж много ночью в тайге. Когда она достигает степени «хоть вешайся», солдат с покорностью овцы идет в распростертые объятия сочувственно-зверски улыбающихся товарищей. Суть способа следующая (не запатентовать ли?). Берется полевой телефонный аппарат типа ТАИ-75 или любой другой подобный (в старых военных фильмах командир обычно крутит ручку такого телефона и просит огня), главное, чтобы у него была сбоку ручка, а внутри - присобаченный к этой ручке генератор переменного тока вольт этак на 75. Торчащие из недр чуда военной техники два конца распределяются следующим образом: один вкладывается в холодную, дрожащую и потную (пот - прекрасный проводник) руку болящего, а другой - к больному зубу. При этом важно, чтобы оголенный провод не касался никакой другой здоровой части лица подопытного - губы, щеки, и т. д. - а то искра пойдет не туда. Затем кто-то из сочувствующих быстро и резко крутит ручку. Результат не заставляет себя ждать - больной дико орет, корчится и матерится, но уже через минуту прислушивается к себе и начинает блаженно улыбаться. Блаженно улыбаются и все присутствующие - это не их сейчас шарашило. Анестезии хватает часа на 3-5. Эффективность данного метода я, дилетант и в медицине и в физике, для себя объясняю следующими принципами: 1. Вымещение более сильной болью. 2. Боль - это то же электричество, которое нервные окончания посылают в мозг по нервным проводам. И вот если по этим проводам неслабо долбануть, где-то что-то должно перегореть - или в мозгу, или в проводах, или в самом зубу. А вот еще один нестандартный способ применения телефонного аппарата ТАИ-75. Оголенные концы проводов аккуратно прикладываются к оголенным же участкам тела крепко спящего на боевом посту воина. Эффект зависит от крепости сна, нервов и позы спящего, по силе не уступает лечению зубов, но в отличие от оного каждый раз приводит к разным последствиям. Бывало, что страдали уши, челюсти, головы и телефонные аппараты самих «будильников». Поэтому баловались такой побудкой нечасто и преимущественно деды в отношении молодняка. Один раз данный способ побудки применил прапорщик Гайдуков в отношении рядового Харламповича. Но по незнанию технологии и должностному отсутствию мозгов потерпел полное фиаско. Дело было так… Рядовой Харлампович, трусоватый, неумный, хитрый и здоровый (196 см, две пайки - кто знает) хохол был разжалован из телефонистов за распиздяйство и нес боевое дежурство дневальным по командному пункту. Т.е. топил на массу в уголке на табуретке. И спал бы себе на фуй никому не нужный, если б не храпел. А храпели эти 196 см так, что радисты через четыре стены от него переставали слышать в наушниках эфир. В РВСН могут простить любое раздолбайство, кроме подрыва боеготовности. Поэтому КДС майор Шум (все фамилии подлинные, читайте, отцы-командиры) вызвал прапорщика Гайдукова, про которого сам же пел свою любимую частушку: Я иду на тот конец - Гайдуков ебет овец. Я иду с того конца - Гайдука ебет овца. и сказал следующее: «Или он заглохнет, или …. ». Обещал Шум всегда много, щедро и очень понятно. Гайдуков, про тупость и беспросветную наивность которого ходили легенды даже в родной части, предпринял сначала дистанционные, а потом и мануальные попытки разбудить спящего, которые привели только к тому, что на вдохе Харлампович издавал все тот же храп, а на выдохе - жуткий мат. И тогда в голову прапорщика как в пустой ангар вошла мысль о ТАИ-75, поотражалась от стенок и там, внутре, осталась. Он взял аппарат, зеленого (в буквальном и переносном смысле) бойца в помощники и двинул претворять вышеописанную процедуру. Далее. Приложили - крутанули - ноль. Приложили - крутанули - Харлампович отмахнулся во сне как от комара. Приложили - крутят, крутят - хуй. Все было проделано правильно за исключением того, что провода прикладывались к руке очень близко один от другого, сводя воздействие на нет (именно это, если не ошибаюсь, называется шаговым напряжением). В это время спящий открывает один глаз и орет Гайдукову: «Охуел, щегол!?!», потом понимает, что перед ним целый прапор, вскакивает, вытягивается, докладывает: «За время моего деж….! ». Какое в зизду дежурство? Но прапор, застигнутый за нехорошим занятием, вместо капитального разъеба тоже начинает мяться и бормотать. В процессе взаимного бормотания выясняется что, «…телефон сломался? » «…да вот чего-то вызов не идет, а ты ж у нас телефонист» «…ща починим, трщ прпрщ, нема базару» и т.д. Затем Харлампович повертел аппарат в руках, послюнявил концы проводов, сказал: «Ага!», «Умгу!!», «Ну вот!!! » и предложил Гайдукову для проверки подержать концы проводов. Тот с удовольствием, любопытством («…чего ж нэ робыло-то?.. ») и качественно зажал концы. Далее надеюсь понятно? Харлампович крутил ручку аппарата азартно и со всей дури орал: «Работает?! » «Или нет?! » «А??!! » до тех пор, пока кто-то не догадался ногой выбить у него телефон. Гайдукова откачивали. Врач сказал: «Хорошо что трезвый. Был бы поддамши (обычное состояние многих прапорщиков) - пиздец. » Зеленого солдата мы у Харламповича отбили. Он-то здесь при чем, правильно? Ракетчик